«Европе нужен шариат», интервью с Тариком Рамаданом

Внук основателя «Братьев мусульман» об исламе, беженцах и террористах

Внук основателя «Братьев мусульман» и видный мыслитель Тарик Рамадан побывал в Москве с презентацией своей книги. В беседе с ним «Лента.ру» узнала, зачем Европе шариат, откуда взялось запрещенное в России «Исламское государство» и почему пророк Мухаммад является примером для всех без исключения.

«Европе нужен шариат» | Nikol

«Лента.ру»: Откуда взялся политический ислам?

Тарик Рамадан: Политический ислам родился на руинах Османской империи, когда появилось больше простора для размышлений и действий. Уже в 1928 году благодаряХасану Аль-Банна появились «Братья мусульмане» (организация запрещена в России).

И это был цикличный процесс: в Алжире трудился Абд аль-Хамид бен Бадис, в Индии — Аллама Мухаммад Икбал. Начало XX века — одна из ключевых вех в обновлении ислама. Именно тогда люди начали искать ответы на главные вопросы современности и нашли их в исламе.

Развитию политического ислама на протяжении XX века мешали диктаторы, и сейчас эта ситуация повторяется. Тем временем люди продолжают искать собственную идентичность и сущность и вновь находят ее в религии.

Как вы оцениваете деятельность своего деда?

Исключительно положительно: он первым сплотил вокруг себя египтян, чтобы освободить страну, затем защищал интересы палестинцев, был заботливым учителем и прекрасным отцом. Пропаганда обвиняет его в сотрудничестве с нацистами из-за дружбы с муфтием Иерусалима Амином аль-Хусейни. Это ложь — Хасан аль-Банна был выше этого, он дал людям надежду и стремление жить.

Нынешние «Братья мусульмане» вас недолюбливают…

Я не являюсь членом их братства, но и не поддерживаю запрет на его деятельность. Из-за своей свободы мысли я стал персоной нон-грата не только в Египте, но и еще в девяти странах арабского мира. Радикалы пошли дальше: назначали за мою голову награду. Но, как видите, я жив.

Как вписываются в вашу теорию такие «реформаторы» как Малкольм Икс илиЭлайджа Мухаммад?

Элайджа Мухаммад и «Нация ислама» совсем не вписываются. В отношении Малкольма Икса ситуация сложнее: настоящий ислам он познал лишь когда совершил хадж в 1964 году. Именно после этого он порвал с организацией Элайджи Мухаммада и познал истинный ислам.

Мой отец, Саид Рамадан (один из лидеров «Братьев мусульман» в Египте) общался с Малкольмом Иксом и даже пригласил его к себе в Женеву. В одном из своих писем Икс писал: «Я познал настоящий ислам и стал опасен для тех, кто понимает ислам иначе. Меня убьют».

Настоящий ислам действительно представляет опасность для тех, кто пытается манипулировать мусульманами. Например, для тех, кто управляет «Исламским государством», и для тех, кто подменяет религию своими грязными нуждами.

Источник: http://maxpark.com/user/4296647980/content/4868878

Тарик Рамадан: Реальной проблемой является то, каким образом интерпретируются священные тексты

Тарик Рамадан известен как один из самых известных современных религиозных и политических мыслителей, который не боится затрагивать актуальные и проблемные темы. Кого-то его фигура восхищает, кто-то его терпеть не может.

Ясно одно – личность Тарика Рамадан мало кого может оставить равнодушным. Портал Middle East Eyeвзял интервью у известного мыслителя.

Сайт IslamReviewпредставляет вниманию читателей некоторые выдержки из его беседы, в которой рассматриваются проблемы терроризма, политического ислама и процессов, происходящих во Франции и на Ближнем Востоке.

  • — Является ли современный терроризм результатом интерпретации и реформирования ислама либо это сугубо социальный феномен? Иными словами, как это обозначают в своей дискуссии Оливье Руа и Гилес Кепель, означает ли террористическая активность «исламизацию радикализма» (Оливье Руа), или «ислам становится более радикальным»?
  • — Я уверен, что ни одна из этих альтернатив не является верной на 100 процентов. Нам нужно признать, что реальной проблемой является то, каким образом интерпретируются священные тексты. Когда у меня спрашивают, являются ли террористы мусульманами, я всегда отвечаю, что да.
  • Я считаю, что эти люди не могут быть маргинализированы таким образом, как они маргинализируют других мусульман. Священные тексты цитируются, хотя их интерпретация неверна. Бороться с неверными интерпретациями смыслов можно только через использование других интерпретаций.
  • Молодые люди, которые хотят использовать военизированную версию джихада, сталкиваются с тремя проблемами. Во-первых, люди, направляющиеся в «горячие точки», делают это, руководствуясь политическимконтекстом. Задайте вопрос, почему эти люди делают выбор в пользу Сирии, а не Палестины, хотя именно палестинская борьба обладает гораздо большим символизмом.
  • Во-вторых, важно понимать, что очень часто решение брать в руки оружие бывает обусловлено вопросами социального и психологического характера, а не религиозного. Как показывает исследование британской службы UK Task Force, проведенное после терактов 2005 года, 92 процента бросивших джихадистский путь людей подверглись радикализации в течение примерно шести месяцев.

В то время, когда они планировали свои атаки,  их жизненные условия были далекими от идеальных. Однако утверждать, что все они имели социальные проблемы, тоже неверно. Кто-то из них был унижен, другие подверглись фрустрации. Иногда мы сталкиваемся с очень хрупкими, с точки зрения психологии, случаями.

В США некоторые молодые люди встали на этот путь из-за долгов или других угроз.

Наконец, в-третьих, нельзя забывать о вербовщиках, которые действуют не на самой сцене, а со стороны. Многие из них являются очень умелыми людьми, имеющими хорошую финансовую поддержку.

— Является ли проблемой использование понятия «исламизм», которое ныне охватывает большое количество разнообразных явлений – от тунисской политической партии «Ан-Нахда» до характеристики такфиристского движения?

— Да, явления должны иметь свои имена. Политическое недопонимание начинается с терминологического. Исламизм  подразумевает охват некоторых вопросов социального и политического свойства, характерных для мусульман.

В этой классификации мы находим разные категории – легалисты, традиционалисты и революционные силы. Некоторые из них, хоть и являются революционными, используют ненасильственные средства. Другие наоборот являются экстремистскими в своей деятельности.

Так же можно выделить буквалистов, подобных египетской партии «Хизб ун-Нур», которая выступает против демократии, однако сейчас вступила в политическую игру.

Когда мы говорим, что ИГИЛ (террористическая организация признана на территории России запрещенной – прим. ред.) берет свое начало с организации «Братья-мусульмане» (деятельности организации запрещена в России решением Верховного суда РФ – прим. ред.), то мы только усиливаем ее позиции.

  • Например, именно этим занимается израильское правительство, когда заявляет, что ИГИЛ и ХАМАС, по сути, одно и то же. Выражаясь подобным образом, мы подчеркиваем незаконность исторического сопротивления израильской оккупации палестинских территорий.
  • Борьба народа Палестины получает наименование экстремизма и терроризма.
  • Европейские политики используют и разжигают исламофобию
  • — Как поступать европейским мусульманам в случае возможных последующих террористических атак? Мусульмане должны извиняться, что они уже привыкли делать? Или им следует дистанцироваться ото всего этого?
  • — Даже если я называю террористов мусульманами, это не мешает мне осуждать их действия. Но я не буду извиняться или оправдывать мою точку зрения.

Осуждение является существенным шагом для начала конструктивной дискуссии. Обратите внимание на фразу «Я осуждаю эти действия и …».

Она наталкивает на размышления, мы стремимся продолжить эту фразу, нам нужно поставить что-то после этого самого «…и…».

Когда вы осуждаете, вам важно понимать, к чему это может привести. Если мы рассматриваем в качестве нашей обязанности осуждение террористических актов, когда они происходят, мы ощущаем еще большую ответственность за то, чтобы такие события не происходили. Когда Мануэль Вальс (премьер-министр Франции – прим. ред.) говорит, что здесь нет места пониманию, потому что «понимание есть оправдание», то он повторяет логику Джорджа Буша-младшего образца 2001 года.

Когда французский президент Франсуа Олланд говорит, что «они атакуют нас за то, кто мы есть», задумывается ли он о жертвах терроризма в Мали, Багдаде, Кот д’Ивуаре или Турции?

— За что по-настоящему борется ИГИЛ? Речь идет только об угрозе нашей безопасности?

— Вы реально думаете, что эта организация появилась в Ираке и Сирии случайно? Эти организации, начиная с «Аль-Каиды» (террористическая организация признана на территории России запрещенной – прим. ред.), начинают функционировать на территориях, богатых нефтью или другими полезными ископаемыми, а также зонах, отличающихся особой геополитической важностью. Они появились в Афганистане, недра которого богаты нефтью и литием.

Северная часть Мали имеет урановые месторождения.

Тот факт, что организация взяла себе имя «Исламское государство», говорит о гораздо более глубоких вещах, чем нам кажется на первый взгляд.

Фактически эти люди заявляют о том, что ни одна политическая партия, исходящая из исламских позиций, Египта, Ирака или Туниса в реальности не представляет интересов ислама и мусульман. В настоящее время политический ислам находится в кризисе.

Однако этот кризиснеобходим, поскольку он ведет к изменению образа мышления. Дляэтогообязательнымявляетсяпересмотротношениякполитическомуисламу. Общества мусульманских стран должны отойти от дуального аспекта: секуляризм/исламизм.

  • — Каким образом вы оцениваете политический ландшафт Ближнего Востока после Арабской весны 2011 года? Например, отличается ли политика Абдель-Фаттаха Ас-Сиси от курса Хосни Мубарака?
  • — На мой взгляд, мы поспешили с описанием этих действий «революционными». Тогда я был оптимистичен. Основное внимание было обращено на политические вопросы, экономическое измерение кризиса тогда не нашло адекватного рассмотрения. Кроме того, возникшей неурядицей воспользовались американцы.
  • Под предлогом защиты израильских интересов США нарастили свое военное присутствие в регионе. Часто приходится слышать, что Обаме не так интересен Ближний Восток. Однако я так не считаю. Существующая заварушка была создана извне и поддерживалась оттуда же.
  • Возможно, США и делают вид, что они в настоящее время менее заинтересованы в процессах, происходящих в регионе, однако нынешнее положение дел позволило им снова вернуться в регион.
  • — Как мы можем оправдать разную реакцию людей относительно жертв терактов в Париже и Брюсселе, а также Багдаде и Бейруте?

— Глобализация означает, что все становится глобальным, однако центры власти все еще остаются. Особенно это касается медийной сферы. Основные информационные хабы расположены на «Севере», поэтому освещение событий, происходящих в разных частях мира, естественным образом различается.

Когда терроризм  затрагивает западные страны, это приобретает гораздо больший резонанс. Однако когда подобные события происходят на Ближнем Востоке, об этом говорят меньше. При этом подобная ситуация будет сохраняться до той поры, пока аудитория не будет увлеченно следить за этим.

Источник: http://IslamReview.ru/politics/intervu-tarika-ramadana/

Тарик Рамадан: Когда вы говорите «мы

IslamNews публикует вторую часть интервью с исламским философом Тариком Рамаданом, где речь идет о проблемах интеграции мусульман в европейское общество.

— После взрывов в Лондоне 2005 года вас пригласили в специальную комиссию британского правительства по проблемам молодежного экстремизма. Чего вам удалось добиться во взаимодействии с властями?

— Много всего было сказано о моем участии в этой комиссии. Тони Блер создал комиссию по борьбе с экстремизмом в августе 2005 года, и меня попросили участвовать в ее работе. Я принял это предложение, но с одним условием – я должен иметь право сказать то, что я хочу сказать.

Французы распространили информацию, что Тарик Рамадан работает с британским правительством, и даже мусульмане думали, что это правда. Но я никогда не работал на британское правительство. Я был весьма критичен и говорил, что взрывы самоубийц в Лондоне невозможно объяснить только внешней политикой Британии, но вы не можете отрицать того факта, что ваша внешняя политика питает терроризм.

На видео перед взрывом один из самоубийц Мухаммад Сиддик говорит, что «вы ответственны», «вы убиваете наших людей в Ираке».

Так что мой подход был совершенно ясен: я был против Блэра, который заявил, что внешняя политика официального Лондона в Ираке не имеет отношения к этим взрывам.

Моя позиция в этом вопросе была такова: предоставьте мне независимость, и я готов разговаривать с любым правительством. По окончании работы мы составили доклад, в котором было 64 предложения.

И только одно было применено – самое простейшее и наименее эффективное.

— Какое предложение приняли?

— Предложение заключалось в организации турне ученых по стране, где бы они рассказывали об исламе. Проблема в том, что люди, которые приходят и слушают этих ученых, не имеют отношения к терроризму. Мы-то хотели на локальном местном уровне сделать совершенно другое.

Вы должны сейчас кое-что понять в моей работе. Я работаю в академии, пишу книги. Но есть что-то более насущное и необходимое, о чем я уже говорил сегодня на конференции. Нет будущего, если мы не соединим эту университетскую работу с людьми на местах.

Мы должны служить сообществу, мы должны служить людям – нести им знания, образовывать их.

Так что эта комиссия была полным провалом – нас просто использовали. Это был довольно недолгий период времени – шесть недель.

Но тот факт, что мы были там, тот факт, что мы участвовали в работе комиссии, то, что мы сказали – это очень важно.

Теперь мы имеем право заявить: вы нас пригласили, мы пришли, посмотрели и сказали, что нужно делать, но вы это не применяете. Потому что на самом деле у вас совершенно другие планы.

— Один западный философ сказал «Контент – это король». Какой контент должны создать мы, мусульмане – наместники Аллаха, для того, чтобы Запад стал восприимчив к нему?

— Вы имеете в виду аят из Корана – «Самая лучшая община среди людей»? Очень часто мы переводим это с арабского на английский, или на другие языки.

На самом деле точное значение этого аята таково: вы лучшая община среди людей не от рождения, а до тех пор, пока – тут поставлено условие — вы противитесь дурному и повелеваете благое.

Здесь есть условие: если мы хотим оказывать влияние на людей, нужно им продемонстрировать, что значит «повелевать благое». Люди смотрят на мусульман в обычной жизни, и у нас должно быть единство мысли и действий.

Продвигайте то, что правильно – солидарность, щедрость, честность, помощь людям… Вы не будете близко к Богу, если не будете помогать бедным. Очень важно развивать исламское образование. А это не только молитва в мечети, но и служба вне мечети.

Я говорю молодым мусульманам – будьте вопросом. Люди смотрят на вас, и спрашивают, почему он или она так действуют? Потому что вы выказываете солидарность, честность, щедрость и стараетесь это сделать наилучшим образом.

Это единственный способ, и надо действовать так, как сказано в Коране: проповедовать хорошее и сопротивляться плохому – расизму, коррупции. Ислам против расизма и надо это применять в жизни.

Но я видел, как некоторые мусульмане обращаются с африканцами совершенно неприемлемым образом. Ислам против коррупции. Но и в России, и в Европе многие мусульмане участвуют в этом.

Я думаю, что если мы хотим серьезно относиться к себе, надо работать в трех направлениях – образования, соответствия наших слов и дел, и вклада в общество.

К примеру, если ты болен, я должен помочь тебе, не взирая на твою религию, потому что в исламе жизнь важнее религии. Вот почему на Западе есть мусульманские организации, которые помогают немусульманам.

В Рамадан мы открываем двери для всех – приходите, ешьте. Не надо много говорить, надо больше делать. И что очень важно – не агрессивно.

И что мы еще должны делать – это говорить о духовном измерении ислама, о его открытости, не противопоставляя, а честно. Признайте тот факт, что у нас есть трудности. Например, буквализм экстремистских взглядов, проблемы женщин. Будьте способными к самокритике.

При этом нужно учитывать характер диалога, актуальный для данной страны. Например, вы поедете в Африку, выйдете там на улицу и начнете беседовать. И это будет принято, в отличие от Европы, где неуместно такое поведение.

Вы – россияне, вы лучше знаете психологию своей страны, вы сами знаете, как это сделать.

— Сейчас очень много говорится об интеграции. Какой смысл вкладывает в это понятие Запад, более-менее понятно. А вот когда мусульмане говорят об интеграции, что они имеют в виду?

— Если послушать французов, то очень часто они подразумевают под интеграцией ассимиляцию.

В других странах это звучит приблизительно так: да, вы можете сохранить свои традиции, религию, культуру, но также вы должны воспринимать те традиции, которые сделают вас британцами, голландцами и так далее.

И общее в этих высказываниях то, что если вы хотите стать интегрированным европейцем, вы должны стать менее мусульманином. В нашем же представлении проблем к интеграции нет. 15 лет назад мы заявили, что хотим быть полностью мусульманами и полностью европейцами. И это был наш подход.

  • И мы демонстрируем, что это возможно. Сейчас мы в фазе постинтеграции и постинтеграционных обсуждений. Мы — европейцы, мы — мусульмане, мы знаем, что у нас одинаковые обязанности, и теперь мы хотим одинаковые права.
  • Но почему вы утверждаете, что мы одеваемся не по-европейски? Или что молиться 5 раз в день – это не по-европейски? Мы просим наши страны применять закон в равной степени ко всем гражданам. Это наш подход, мы здесь дома.
  • Но им это не нравится. Вы слышали историю, когда аннулировали брак, потому что жена солгала мужу? Это очень интересный случай. Началось все на частном уровне: перед тем как жениться, будущий муж спросил у своей невесты: «Ты девственница?». И она сказала – да.
  • Затем дело перешло на общественный уровень — он женился на ней на основании того, что частным образом между ними было какое-то соглашение. Юристы признали на общественном уровне: она солгала, нарушила моральный договор. Не важна сутьтого, о чем она солгала, а важен сам факт лжи. Они применили светский закон для расторжения брака.

Зачем спрашивать – почему? Например, в Великобритании человек солгал жене, сказав, что у него докторская степень по философии, и брак был расторгнут.

Однако во Франции задается вопрос: как может быть расторгнут брак из-за вопроса о девственности? Это опять означает, говорят во Франции, что женщина в исламе подвергается дискриминации.

Мы же отвечаем: какое ваше дело, вы не имеете права вторгаться в частую жизнь. Женщина сама призналась – да, я солгала. Но что обнаруживается в этой истории? Законодательства недостаточно.

Вся проблема в восприятии того, кто такие мусульмане.

— Но где граница между интеграцией и утерей идентичности?

— Все, что требует от тебя быть меньшим мусульманином и больше россиянином, — это потеря идентичности. Я родился и вырос в Европе. Никто не мешает мне быть хорошим мусульманином. Я могу в Европе свободно высказываться, а во многих мусульманских странах это далеко не так. Совершенная неправда, что сегодня в мусульманских странах мусульманином быть легче, чем в Европе.

Нужно очень ясно себе это представлять. Я не могу поехать в Египет, в Тунис, в Сирию, потому что там очень трудно говорить то, что думаешь. Поэтому и вам, российским мусульманам, никто в этой стране не может помешать быть хорошими мусульманами, если вы преданы своему делу, если вы даете образование своим детям.

 

Источник: http://www.IslamNews.ru/news-12765.html

Феминистка и еретичка травит исламского лидера Тарика Рамадана

На Западе раскручивается очередной скандал, связанный с личностью знаменитого современного исламского проповедника Тарика Рамадана — внука Хасана аль-Баны, основателя и лидера движения «Братья-Мусульмане»*.

На этот раз некая Хенда Аяри (на фото), француженка тунисского происхождения, последние несколько месяцев раскручивающая себя в качестве экс-салафитки и феминистки, обвинила Тарика Рамадана в изнасиловании. По ее словам, оно произошло аж в 2012 году.

Отметим в этой связи, что провокаторша ведет кампанию своей раскрутки на протяжении уже нескольких месяцев. Старт ей дала ее книга «Я выбираю свободу», в которой она рассказывает, как де долгое время была салафиткой, а потом ей сорвало крышу и она пустилась во все тяжкие.

В книге она описывала эпизод, как якобы некий проповедник, названный ею именем Зубайр, изнасиловал ее в отеле. И вот сейчас, на фоне скандала в американском шоу-бизнесе, связанном с историей совращения одним известным продюсером своих актрис, Аяри заявила, что этот Зубайр никто иной как Тарик Рамадан, и что она де таким образом хочет его устыдить.

Тарик Рамадан, разумеется, категорически отверг этот навет, заявив, что против него имеет место целенаправленная кампания дискредитации. Поверить в это весьма легко, учитывая то, что проповедник, который по исламским меркам является самой умеренностью (многие бы сказали куда резче), периодически травится исламофобами как «исламист», «фундаменталист», «исламофашист» и т.д.

Укажем в этой связи, что сама Аяри не просто скандалистка, которая решила сделать себе известность на истории разрыва с «консервативным исламом» и выдуманном изнасиловании его представителем.

Судя по ее медийной активности, она таким образом явно метит в политику, пытаясь раскрутить себя в качестве голоса «современного ислама» или, как сейчас говорят, «либерального ислама«, об образчиках которого мы несколько раз писали.

Так, она постоянно публикует статьи и раздает интервью на тему необходимости «реформирования Ислама», выступает с обращениями к Макрону, словом, всячески пытается привлечь к себе внимание сильных мира сего и заручиться их поддержкой.

Что же касается самого обвинения, конечно, оно выглядит смехотворно. Когда личность насильника известна, как предполагается для этой выдуманной истории, ничего не мешает жертве изнасилования сообщить об этом в полицию.

И даже если бы не было доказано изнасилование, сам установленный факт полового контакта знаменитого исламского лидера с женщиной, не являющейся его женой, разрушил бы его репутацию. Однако ни о чем таком в далеком 2012 году Аяри не заявляла. А сделала это сейчас, когда, такая история по определению выглядит как недоказуемая спекуляция.

Но с таким же успехом кто угодно может обвинить кого угодно и в чем угодно. Понятно, что ничем иным кроме как клеветой такие обвинения считаться не могут, ни по Шариату, ни по светским законам.

Источник: https://golosislama.com/news.php?id=33049

Тарика Рамадана обвиняют бывшие ученицы

Женевский теоретик ислама египетского происхождения снова стал объектом внимания прессы. Бывшие ученицы заявили, что он пытался склонить их к интимным отношениям, пользуясь своим влиянием на них, пишет газета Tribune de Genève.

Тарик Рамадан, брат богослова Хани Рамадана и внук египетского полковника Хасана ибн Ахмад аль-Банна (1906-1949), создателя религиозно-политического движения «Братья-мусульмане» (об этой семье мы уже не раз писали), родился в 1962 году в Швейцарии. Учился в Женевском университете, изучал исламологию и французскую литературу, получил докторскую степень.

Женился в 24 года на француженке бретонского происхождения, имеет четырех детей. Долгое время преподавал в Женеве, где оставил о себе хорошие воспоминания. Почти…Четыре жительницы Женевы дали анонимные интервью газете Tribune de Genève, рассказав о событиях, имевших место в 1980-90-х годах в коллеже Cycle des Coudriers, а затем в коллеже Saussure.

  • Одна из бывших учениц, с тех пор успевшая выйти замуж и родить детей, призналась, что встречалась с Рамаданом вне занятий и несколько раз имела с ним интимные отношения в его машине. В то время девушке было 15 лет.«Меня обманули», — подчеркнула другая жертва (во время событий ей было 18 лет), рассказав о сексуальных контактах, которые имели место с ее согласия.
  • Третья женщина призналась, что начала целоваться с учителем в 17 лет, а в сексуальные отношения они вступили, когда ей исполнилось 18. По ее словам, Рамадан не угрожал ей и не применял силу, хотя у нее было ощущение, что она находится «под его контролем».
  • Другая бывшая ученица рассказала, что учитель оказывал ей признаки внимания, когда ей было 14 лет, однако не переходил к решительным действиям.Журналисты телерадиокомпании RTS взяли интервью у выпускника коллежа Saussure, который в то время слышал о предполагаемых событиях и в 1990 году пересказал их преподавательнице.
  • Последняя отметила, что передала информацию директору, однако с ним журналистам так и не удалось связаться.Со своей стороны, Мартин Бруншвиг Граф, тогдашняя руководительница отдела народного образования Женевы, заявила, что не получала сообщений о правонарушениях от директора коллежа Saussure.
  • Тем временем в Париже против Тарика Рамадана (отец которого Саид Рамадан основал первый в Женеве центр ислама в 1961 году, на улице О-Вив) была подана новая жалоба.

Адвокат потерпевшей Эрик Морен отметил, что к жалобе приложен «подробный рассказ клиентки».

По словам адвоката, он беседовал и с другими женщинами, которые размышляют над обращением в суд с исками против философа по поводу его неэтичного, мягко говоря, поведения.

Газета Le Parisien рассказала на своих страницах, что обращенная в ислам 42-летняя истица описала сцены сексуального насилия, имевшие место в одном из отелей Лиона в октябре 2009 года. По информации издания, до этого жалобу на Рамадана подала бывшая салафистка Анда Айяри.

Женевец, отец четырех детей, отреагировал на жалобу Айяри опровержением ее утверждений, и в свою очередь подал иск о клевете.Телерадиокомпания RTS отмечает, что, кроме вышеописанных случаев, в интернете можно найти рассказы мусульманок, которые утверждают, что философ манипулировал ими.

Женщины считают себя преданными, так как он, предположительно, говорил им, что развелся и обещал на них жениться.В свою очередь, француженка Люсия Канови, обращенная в ислам и проживающая в Алжире, недавно опубликовала книгу «Двойная речь: Тарик Рамадан днем, Тарик Рамадан ночью (франц.

: «Le Double Discours: Tariq Ramadan le jour, Tariq Ramadan la nuit»), в которой он предстает в невыгодном свете.Что касается единоверцев в Швейцарии, то здесь профессора поддерживают основные мусульманские ассоциации.

Президент мусульманских ассоциаций кантона Во Паскаль Жамперли отметил: «Я знаю, что его критикуют в определенных кругах, но я все равно не могу этого понять. Во всех своих статьях, опубликованных в последние годы, он призывает к интеграции, к добру, к отказу от насилия».

Тарик Рамадан добавил, что в ближайшие дни повторно обратится в суд, «так как мои враги запустили машину лжи».

По его словам, он стал объектом клеветнической кампании, за которой ясно прослеживаются действия его давних врагов: «Теперь свое слово должно сказать правосудие, мой адвокат занимается этим делом, мы готовимся к долгой и ожесточенной борьбе. Я полон спокойствия и решимости».

Во вторник 7 ноября Оксфордский университет, где теоретик ислама преподает на факультете теологии, сообщил в коммюнике, что Тарику Рамадану «по обоюдному согласию» предоставлен отпуск. Университет подчеркнул, что ни в чем не обвиняет своего сотрудника, и что отпуск позволит ему отреагировать на выдвинутые против него «чрезвычайно серьезные обвинения».

Источник: http://nashagazeta.ch/news/education-et-science/tarika-ramadana-obvinyayut-byvshie-uchenicy

Отец евроислама: «То, что идет из Саудовской Аравии, — это не мусульманство, это арабеизирование»

Профессор Оксфордского университета, один из известнейших мусульманских ученых доктор Тарик Рамадан презентовал свою первую книгу на русском языке. «По стопам пророка» представили широкой публике в московской соборной мечети. На презентации побывал и корреспондент «Реального времени».

Мусульманский мыслитель говорил на хорошем английском. Египтянин со швейцарским паспортом, Тарик Рамадан давно и последовательно выступает за либерализацию ислама, за его европеизацию — в противоположность исламу в его нынешнем виде, который «арабеизирован», по словам ученого, и уже не так воспринимается мусульманами, как пару столетий назад.

— Мусульманам нужны реформы, — заявил Рамадан. — Мы должны понимать и трактовать Коран в соответствии с реалиями сегодняшнего дня… Вместо этого мы сужаем ислам. Пророк (мир ему) был глубок, а мы стали поверхностными… Мы не должны путать арабскую культуру и ислам.

Один из известнейших мусульманских ученых доктор Тарик Рамадан презентовал свою первую книгу на русском языке в московской соборной мечети

  • Позиция Тарика Рамадана заключается в том, что исламские богословы должны понимать реалии тех стран, где живут, учитывать и чтить их законы и обычаи, потому что отношение к мусульманам в мире и так не слишком теплое:
  • — Исламистский имидж — очень негативный, я бы сказал. В некоторых странах до 75% людей имеют отрицательное восприятие ислама: например, во Франции — 75%, в Великобритании — 68%, практически 70% в ФРГ. Стоит только заговорить об исламе — начинается испуг, негативизм. Даже если в России такой вопрос задать — мы знаем, что большинство будет настроено негативно.
  • События на Ближнем Востоке, террористические акты, воинствующие экстремисты из «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация) — все это находит негативное отражение в прессе, но это не новость… И мы, мусульмане, должны сегодня больше объяснять, кто мы такие и чего хотим. Не обороняться, не быть жертвой.

Мы должны больше заявлять о себе.

«Мы, российский народ, выступаем за принципы справедливости и достоинства»

Предложение о том, как мусульманам заявить о себе, оказалось неожиданностью для собравшихся:

— Прекратите говорить об исламе. Это ловушка. Они специально заманивают вас. Ислам должен быть внутри. Мусульмане должны сегодня больше объяснять, кто мы такие и чего хотим. Не обороняться, не быть жертвой. Мы должны больше заявлять о себе.

В случае с Россией все тоже не так просто. Тарик Рамадан считает, что российские мусульмане не до конца осознали себя в современном обществе:

— Новые российские мусульмане, вы должны сделать выводы, кто вы в этом обществе, чего вы хотите, к чему вы призываете, за что ваша борьба.

За гордость, за достоинство — или только за мусульман? Или вы готовы убивать людей других вероисповеданий? Нет, не нужно делить людей на мусульман и немусульман. Есть мусульмане, а есть люди других конфессий: христиане, индуисты, евреи. И я говорю о них с гордостью.

Коран говорит: не оскорбляйте то, во что верят другие люди. Вы несете ответственность за реакцию людей. И вы должны уважать их веру и религию. И тогда вы станете более видимыми, потому что сейчас все это в национализм в России переходит.

Когда я говорю о Европе, я говорю: «Мы, европейцы». И не выталкивайте меня оттуда! И вы должны говорить: «Мы, российский народ, выступаем за принципы справедливости и достоинства».

«Я египтянин по памяти, швейцарец по паспорту, мусульманин по религии»

В речи профессора Рамадана было сложно провести грань между презентацией научной работы и проповедью.

Рассуждая о месте человека в мире, о необходимости уважать собственное тело как дарованное свыше, ученый призвал всех мусульман участвовать в климатической конференции в Париже.

Не науки ради, а потому что «надо беречь природу, так как она от бога». В то же время профессор усомнился, что от ученого можно услышать ответ на вопросы о клонировании или эвтаназии.

Курс на либерализацию ислама, разумеется, встречает оппозицию среди консервативных слоев духовенства. Во время беседы в Москве один из гостей поставил вопрос недвусмысленно: к какой идентичности себя относит профессор: мусульмане или европейцы? Однако противопоставлять эти понятия Рамадан отказался:

— Я египтянин по памяти, швейцарец по паспорту, мусульманин по религии. У меня много идентичностей, и это не проблема. Нет противоречия между признаками мусульманства и гражданства. Пусть мусульмане будут притягивать всех не только красотой стен мечетей, но и искренностью помыслов. То, что идет из Саудовской Аравии, — это не мусульманство, это арабеизирование, — снова заключил профессор.

  • Другой зритель попросил мусульманского мыслителя прокомментировать его связи с движением «Братья-мусульмане». По данным открытых источников, Тарик Рамадан — сын Саида Рамадана и Вафы Аль-Банна, старшей дочери Хассана Аль-Банны, который в 1928 в Египте основал организацию «Братья-мусульмане». То есть приходится основателю организации внуком.
  • — Я внук человека, который в 30-е годы сказал британцам в Египте: «Это, ребята, не ваша страна. Уходите». Я внук человека, который сказал мусульманам: «Для вас нет иного способа освободиться от колонизации, кроме как через веру». Я внук человека, который говорил сионистам: «Это не ваша земля, это не ваша страна, и мы будем за это бороться».
  • Я знаю, что на Западе искажена его позиция, что он поддерживал Гитлера, и так далее. Но он говорил в 30-40-е годы, что один из сигналов западного декаданса — это фашизм. Но сейчас израильская пропаганда говорит обратное. Информация о моем происхождении правдива, но я этим горжусь.

Также я не принадлежу к «Братьям-мусульманам», но я считаю, что у них есть право участвовать в политике.

Тарик Рамадан (родлился 26 августа 1962 года) — франкоязычный швейцарский богослов египетского происхождения. Родился в Женеве. Профессор философии колледжа в Женеве и профессор ислама в университете Фрибура (Швейцария), телеведущий на спутниковом канале Press TV. Журнал Time в 2000 году назвал его одним из 100 наиболее выдающихся новаторов XXI века.

Тарик Рамадан считает, что есть одни неизменные принципы ислама, но его традиции могут отличаться с учетом истории и культуры народа, а также законов проживаемой страны. Противник замыкания мусульман в рамках гетто. Настаивает на сближении мусульман, проживающих в Европе, с европейской культурой. Противник деления мира на западный и мусульманский.

Один из авторов концепции евроислама.

Источник: https://RealnoeVremya.ru/articles/18647

Ссылка на основную публикацию